Category: еда

Seoul2019

Про этот жж

Этот жж создан в 2003 году, и за 16 лет тут чего только не было. Сейчас тут тоже много чего нет. Когда есть силы писать, я пишу про книги и музеи (для всех) и дыбр (открыто только друзьям). Вообще не понимаю, что вы тут делаете.
Seoul2019

Августовские выходные в Хельсинки

20-21 августа традиционно "визитом вежливости" провели в Хельсинки. Сначала о печальном: "Академкнига" уже не торт :( Теперь в ней всего 2 этажа: цокольный, царство бесчисленных открыток и блокнотов, отдали под магазин товаров для ремонта и всякого уюта, а на верхнем плотно обосновалось что-то вроде коворкинга. Даже английских газет всего три (Гардиан, FT и NT международный). Теперь это обычный хороший книжный, а был настоящий рай книгоголика.

Утешительное фото: в честь выхода "Проклятого дитя" все желающие могут в специально отведенном месте пособирать Хогвартс


Снова угодили на фестиваль традиционной еды (на площади у вокзала), на Эспланаде в это время был фестиваль еды экзотической. Попробовать желания особо не возникло, признаюсь: от тайской кухни до африканской все выглядело как несколько пережаренный кебаб. Зато живописно. Особенно обряженные в честь праздника деревья в начале променада. Погода была просто чудо (вопреки прогнозу), в центре на каждой улице играл небольшой оркестрик, хорошая получилась прогулка.



Collapse )
Seoul2019

Пофферчесная

Сегодня обнаружила на своем севере севера (еще станция и будет чисто-поле, а посреди него метро) хипстерскую едальню. Два котана в модных клетчатых рубашках жарят рядом с остановкой пофферчес. Это такая уличная еда категории "всякая всячина, запеченная в тесте" и "что горячо, над тем задумываться не стоит". Если быть точными, тесто похоже на сладковатое для оладий, а внутри не только традиционные (как рассказали котаны) сладкие начинки, но еще и сыр или ветчина. По-моему, НЛО они на вывеске очень верно изобразили, примерно так в наших сугробах смотрится эта пофферчесная.

Collapse )
читатель

Тайна голубиного пирога

1012531271 (176x301, 86Kb)
Американец еще раз оглядел зал и повторил, на этот раз громче:
– Мне кажется, я знаю, кто это сделал.
– Нет-нет, вы сказали что-то еще раньше.
– Я просил леди Анджелу порекомендовать врача.

Твелвтриз нахмурился:

– Кого вы попросили?
– Леди Анджелу, – повторил Корнелиус Б. Пилгрим, кивнув в ее сторону.

Коронер не сразу обрел дар речи.

– Вы имеете в виду леди Монфор-Бебб? – спросил он недоверчиво.
– Именно ее.
– Женщина, о которой вы говорите, мистер Пилгрим, вдова баронета, и ее следует называть леди Монфор-Бебб, – раздраженно бросил коронер. – Будь она дочь графа, маркиза или герцога, было бы правильно называть ее «леди Анджела». Но в данном случае я боюсь, что вы совершили грубую ошибку, которую, как я надеюсь, эта дама вам простит. Я вынужден освободить леди Монфор-Бебб от дачи показаний: ей и без того надо найти в себе силы справиться с подобным нарушением этикета. Должен просить уважаемых членов жюри не придавать значения случайной ошибке иностранца и считать его показания заслуживающими доверия. С вами закончено, мистер Пилгрим.


Викторианский детектив редко бывает комическим, но "Тайна голубиного пирога" Джулии Стюарт как раз такой случай.

Хэмптон-Корт, населенный королевскими призраками, сам по себе место необычное. Не говоря уж о милостиво получивших в нем квартиры вдовах и сиротах, - одна дама чуднее другой. И, конечно, у всех, включая доктора и садовника, есть свои тайны. В таком антураже убийство просто неизбежно. Распутывать его будет индийская принцесса в трауре (и немного ее верная служанка). Заодно читатель убедится, что викторианцы знали толк в похоронах и трауре (а вот в динозаврах разбирались не очень), узнает кое-что о велосипедах, гомеопатии и непристойной песенке про раджу и пудинг.

Если вы готовы согласиться, что история с убийством, предательством и депрессией может быть милой, то это очень милый детектив. Не могу удержаться, чтобы не процитировать автора, обессмертившего хэмптон-кортский лабиринт для русского читателя:Collapse )

PS На всякий случай уточню: хорошее чтение, любителям английского детектива рекомендуется применять наружно вместе с чашечкой чая (внутрь).
креведко

Бурчалки и сопелки

Нашла "Балладу о королевском бутерброде" в исполнении Юрского:



Теперь в магазине между стеллажами с бесконечным количеством продуктов постоянно сбиваюсь на бормотание "нынче очень многие двуногие безрогие предпочитают мармелад, а также пастилу". Есть еще в его же исполнении "Мэри щелкает хлыстом, лев сердито бьет хвостом". Но больше всего я люблю запись "Графа Нулина", переслушиваю ее с огромным удовольствием. Когда-то формат представления "все собрались послушать, как актер N читает стихи" казался мне очень странным (мне-то он уже в книгах попадался), но вот старые радиозаписи подтверждают, что смысл в этом очень даже был.
читатель

История Европы в ломтиках и кусочках

golog (200x306, 31Kb)
Люблю монографии на узкие темы, но от авторов с широким кругозором. У таких из истории панталон, вилки, моды на "фасоны" сада и парики или праздники всегда получается история культуры в целом. Еще лучше, если у автора на предмет своя точка зрения, и он не стесняется ее высказывать. "С одной стороны, с другой стороны, а кто ж теперь скажет" - это предосторожность разумная, но читать такие книги скучно. "Голод и изобилие. История питания в Европе" книга как раз не скучная, хотя и специфическая.

Автор начинает с того, как вместе с христианством в Европу проникли пшеница и вино, потеснив пиво и более грубые культуры. Затем проходится по хорошему вкусу в еде и этикету как инструментам статуса. Далее следует насмешливый пассаж, про то, как сперва богатые долго убеждали себя и бедных, что бедные просто созданы для плохого питания, а затем объявили этот скудный стол мудростью предков. Да, Массимо Монтанари уверен, что идеологи здорового питания предали мечту предков лопать в январе клубнику и мясо в любое время года от пуза. Завершается книга печальными размышлениями о страхе переедания: "Одно излишиство заменилось другим; теплого, сердечного и в то же время сознательного отношения к еде еще никто не придумал. ". Изобилие поможет нам в этом, позволив судить более беспристрастно, чем в прошлом." - выражает надежду автор. Это мы посмотрим, это мы увидим. Думаю, что на стеллажи, заполненные кулинарными книгами, и телепрограмму, забитую кулинарными шоу, теперь можно посмотреть немного под другим углом. Для смещения фокуса и нужно иногда читать именно такие книги.

Collapse )

Так же см "Общепит. Микоян и советская кухня"
креведко

Ветка дуба. Приквел

1924 год: в СССР умирает Ленин, и тут-то Союз признает Великобритания, где, кстати впервые избран премьер-лейборист, Европа пребывает в блаженной уверенности, что мир неплохо устроен, и Мировая война была достаточно ужасной, чтобы подобное не повторилось. А у нас идёт концерт в этом же году в Англию приезжает Карел Чапек. Свои впечатления он записывает и зарисовывает, а потом публикует в журнале.

Мне они попались под одной обложкой с путевыми заметками из Швеции, Норвегии и Дании, изданными в загадочной серии "Очарованные странники". Планы, судя по анонсам, были большие, а вышло всего две книги, и обе о путешествиях в Англию.

Хотя слова и картинки всё больше с пейзажами, но получилось у Чапека всё равно про людей.

chapek (500x369, 117Kb)

Collapse )
креведко

Тайны Букшоу

bradly

Перед нами та самая английская глубинка начала XX века, где чудаковатые сквайры в твиде спешат к вечернему чаю. Точно та самая, потому что Бредли - канадец, живущий на Мальте, и наша с ним общая Англия сугубо литературна. В размеренной деревенской жизни автору детектива всего-то и нужна наблюдательная мисс Марпл, что бы на свет явились старые грехи и тайные страсти. В случае Бредли, это мисс Флавия де Люс (11 лет в первой книге). Её изображение на обложке не зря напоминает нам о Венздей Адамс. Хобби Флавии - яды, она любопытна, сверхлогична, и у нее своеобразные представления о том, как должна вести себя леди, если обнаруживает с своем саду труп незнакомца. Наблюдать за расследованием глазами юного беспринципного дарования настолько увлекательно (тем более, что остальные члены семьи не менее эксцентричны). Имеется между романами и общая сюжетная линия - поместье Букшоу вот-вот выставят на торги. Если, конечно, Флавия что-нибудь не придумает.

Порядок чтения романов о Флавии де Люс:
1. Сладость на корочке пирога
2. Сорняк, обвивший сумку палача
3. Копченая селедка без горчицы
4. Я от призраков больна
5. Я вещаю из гробницы
6. Здесь мертвецы под сводом спят
7. Сэндвич с пеплом и фазаном"

Сайт серии: www.flaviadeluce.com
креведко

Листочки-странички

Когда вы заводите новый ежедневник? Я - в середине декабря. К этому времени мне уже есть, что записать на январь, а то и на февраль. И не каких-нибудь "лягушек" или "слонов", а мелкие приятности - визиты, прогулки, спектакли, дни рождения... Откроешь страницу, а по месяцу уже рассыпана вкусная блестящая приманка! Вот между этими фантиками уже можно и весь зоопарк "серьезных" дел раскладывать.

В этом году рабочий ежедневник у меня вот такой цвета апельсин, а личный - подаренный zoichka2003 в прошлом году корейский "Волшебник страны ОЗ":

см иллюстрации у Sonya-san
креведко

Добровольное чтение


"Воспоминания о вкусной и здоровой пище" Леонида Рудницкого я сняла с полки в Буквоеде, и не смогла поставить обратно - нужно было срочно дочитать! Начала я вот с этого отрывка:

"...По пути с работы Сергей заехал в пафосный магазин новой сети "Буденный". Он много слышал о ней, но еще ни разу не видел воочию. Сюда нельзя было зайти на своих двоих - в "Буденный" полагалось въезжать на лошади. Гламурную публику это приводило в дикий восторг. "Буденный" считался универсамом статусного потребления. У кого не было своей лошади, тот мог взять напрокат универсамовскую. Говорили, что в центральных магазинах очередь на прокатных лошадей расписана на неделю вперед. За прокат приходилось платить немалые деньги, но многие на это были готовы ради чувства самоутверждения. Тем, кто пришел в "Буденный первый раз, выдавали белую лошадь...."

В 2025 году москвичи живы хлебом единым, а точнее пищевыми добавками и консервантами. Сети мини-мега-супер-маркетов постепенно поглощают город и время горожан. Главный герой лишь иногда вспоминает, что раньше еда имела вкус и давала силы. Желудочное существование прерывает побег гастарбайтера из соседнего универсама, которое происходит на глазах героя и пробуждает в нем более несвойственное горожанам любопытство. Тайны супермаркета, заявленные в названии, разумеется, оказываются чудовищными.

Для настоящей антиутопии в романе не хватает глубины и смелых построений вариантов развития будущего. Снижение качества продуктов за счет централизации снабжения черти-чем через все укрупняющиеся торговые сети и фермерские рынки как панацея - это все предметы публицистических статей последней пару лет. Если вас интересуют настоящие ужасы, почитайте лучше про генетически модифицированные семена с копирайтом у Кингсолвер. В общем, неглубоко копает, но смысл не в этом, а в том, как технично копает!

Загадки, разгадки, погони и столкновения следуют одно за другим. И красавица с экологически-чистыми огурцами, и финальная схватка со злом в здании фабрики выписаны иронично и, в то же время, добросовестно. По ритму и насыщенности событиями это практически идеальный триллер, от которого невозможно оторваться до самого лукавого финала.