Госпожа Старшая Кошка (ulsa) wrote,
Госпожа Старшая Кошка
ulsa

Categories:

Текст, контекст и юные девственницы

Прочитала недавно повесть Маркеса "Вспоминая моих печальных шлюх". Прочитала потому, что с компанией бывших сослуживцев (если за последний год работу поменяли четверо из пятерых, это же не повод прекратить культпоходы) смотрели одноименный (почти) спектакль. И меня почему-то особенно взволновало то, что не попало в спектакль. Отсутствие сделало эти детали более выпуклыми, чем они казались во время чтения.

Время и место действия не указаны прямо. Предположительно это Колумбия (а может, Аргентина?), 30-е? 50-е?. Некоторое время назад библиотеку героя, состоящую из произведений классических авторов, хотело купить правительство, но потом культура перестала интересовать власти, а экономика просела так, что на эту библиотеку чуть не обваливается потолок старого дома героя.

В начале череды голых женщин помещены изумрудные серьги матери и итальянские арии на террасе, в конце её камни оказываются давно замененными на стекляшки, а у власти, вероятно, военная хунта. В газете все материалы проходят цензуру, на улице герой встречает очень молодых вооруженных солдат. Казалось бы, ангорский кот и молоденький лейтенант, который приказывает открыть корзину и говорит, что кот уже стар, -мимолетный эпизод, без которого можно обойтись на сцене. Но это же встреча со смертью - самая важная после встречи с любовью.

Герой пишет в своей колонке только про музыку и мелочи жизни. При этом он вскользь упоминает, что через тонкие стенки борделя услышал в свое время немало политических секретов. Когда смерть банкира, зарезанного в борделе же, списывают на бесчинства повстанцев, герой все же отправляется к криминальному репортеру (но цензор зарежет материал).

Вот если в романе из нашей истории мы прочтем, что герой журналист или писатель, или ученый, вычислим, что время действия относится к 1940-м, и узнаем, что теперь он пишет только про древнегреческие вазы, например, у нас сразу в голове появляется довольно четкая сетка координат. Кажется, что при переезде через океан просыпались и потерялись какие-то точки (ну не для тех, конечно, кто специализируется на истории Латинской Америки).

Почему-то мне кажется, что эти потерянные точки так же важны, как "безумная ночь любви с юной девственницей" или печальные шлюхи. Инсценировка без них, как костюм без подкладки, пирожок без начинки или картинка без теней, как ось Х без Y. Без этого история не про "жизнь и смерть", а про "любовь и смерть", что на мой взгляд как-то менее интересно.

PS посмотрела еще и экранизацию (Memoria de mis putas tristes, 2011), но там все-таки другое, у кино больше возможностей передать атмосферу. А кот там есть (не ангорский) и лейтенант тоже.
Tags: книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments