Госпожа Старшая Кошка (ulsa) wrote,
Госпожа Старшая Кошка
ulsa

Categories:

Ребекка Дафны Дюморье

Неудивительно, что этот роман экранизировали 11 раз. Он очень хорош, особенно для поклонниц Джен Эйр. Собственно, он и начинается со сна Джейн о разрушенном поместье. В этот раз поместье называется Мэндерли, и как только появляется де Винтер, становится ясно - вот он, парень с сумасшедшей женой на чердаке.

Неужели этот человек, этот бродяга и грешник, теперь раскаивающийся и ищущий покоя, не имеет права презреть мнение света, чтобы привязать к себе нежное, благородное и чистое создание, чтобы обрести душевный мир и возродиться к новой жизни? (Д. Э.) И они, конечно, женятся. Тут начинается, с одной стороны, готический роман-отражение, а с другой стороны, триллер, который привлек самого Хичкока. Причем связь с Д.Э. придает ему еще больше отчаяния.

Мне не просто не удалось вспомнить имя героини, от лица которой ведется рассказ. Её никто не называет по имени на протяжении всей книги. Она "моя дорогая" для дамы, у которой служила компаньонкой, "миссис де Винтер" для соседей и слуг и "ты" для мужа. Бедняжка испытывает невероятное облегчение, узнав, что первую жену Максимилиан всего лишь убил, а не продолжает обожать до сих пор, сравнивая ее с покойной в пользу последней.

"Я вижу только одного врага этого счастья — лоб; лоб как будто говорит: «Я могу жить и одна, если уважение к себе и обстоятельства этого потребуют. Мне незачем ради блаженства продавать свою душу. У меня в груди есть тайное сокровище, дарованное мне с самого рождения; оно поддержит мою жизнь, даже если мне будет отказано во всех внешних радостях или если за них придется заплатить тем, что для меня всего дороже»." (Д.Э.)

Равно как и Максимилиан походит на Рочестера разницей в летах и положении, а также вспыльчивостью, но не благородством. Принципы Эдварда Фейрфакса Рочестера были достаточно гибкими, чтобы попытаться стать двоеженцем, но он не убийца.

"Но я не мог удалить больную в другое место, хотя у меня и есть еще один старый дом, в Ферндине; он еще более безлюден и уединен, и там я мог бы спокойно держать ее, если бы не вредная для здоровья местность в лесной глуши, — это и заставило меня отказаться от подобного плана. Вероятно, сырые стены скоро бы освободили меня от моей обузы. Но каждый грешник грешит по-своему, а я не имею склонности к тайному смертоубийству, даже в тех случаях, когда ненавижу безгранично." (Д.Э.)

Пусть по сути это было самоубийство, но именно он нажал на курок. Есть вещи, которые нельзя делать, даже если ты привлекательный владелец самого красивого в графстве поместья. У обоих героев вместо принципов какой-то иррациональный страх нарушения светских приличий.

Пожалуй, это и есть самое страшное - персонажи, которые представляются героями, и которых как будто узнаешь, на самом деле жертвы. Их слабость из-за сходства с Джейн и Рочестером становится неожиданностью, как внезапно подломившаяся с виду крепкая доска на мостках.

Ребекка отравляет Мэндерли для героини через миссис Дэнверс, и для мужа через оставшийся у всех соседей в памяти образ красавицы, светской львицы и идеальной жены. ТорнфилдМэндерли будет сожжен и миссис Дэнверс прекрасно заменяет здесь Берту/Ребекку (не зря на приеме у врача хозяйка называется фамилией экономки). Двум жертвам удается ускользнуть, но они сломаны и у них не будет нового сада, дома и брака, только постоянные попытки не вспоминать о случившемся.

Прекрасный роман, но пойду и перечитаю эпизод "Мистер Рочестер, я должна покинуть вас".
Tags: книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments