Госпожа Старшая Кошка (ulsa) wrote,
Госпожа Старшая Кошка
ulsa

Categories:

Французский пасьянс

В октябре у меня сложился любопытный французский пасьянс:

 (697x254, 159Kb)


Бье, Бригелле, Риспай "Александр Дюма, или Приключения романиста"
Аст в серии Литература. Открытие 2002


Как увлекательнейшая и продолжительная жизнь уложилась в такую небольшую книжечку? Извольте: в «Приключениях романиста» перечислены самые яркие факты биографии Дюма, которые к тому же приправлены цитатами из мемуаров современников и его собственных статей, присыпаны комментариями по истории Франции и щедро иллюстрированы самыми популярными визуальными образами того времени. Более уместным такой подход кажется в серии Живопись. Открытие, но и для для восприятия отрезка истории это не менее важно. Если углубиться в какой-то ее период или отдельную биографию, то обязательно рано или поздно встретишь значительную часть именно тех иллюстраций, которые используют в книгах серии. Увидев один раз улицы, костюмы, лица тех лет, лучше представляешь себе происходившее. Можно сказать, что это иллюстрированная биография не одной знаменитости посленаполеоновской Франции, а в какой-то мере и всей культурной жизни этого времени.


Сергей Нечаев Три д'Артаньяна
Corpus под тегом Historia, 2009


Д'Артаньян из романа Дюма - это раз, Д'Артаньян, чьи "мемуары" сочинил де Куртиль и использовал потом Дюма, - это два, Д'Артаньян, который существовал на самом деле - это три. Все трое люди примечательные, да и не только они. Атос, Портос, Арамис, де Тревиль, два кардинала, король, королева, Бэкимгем - о них и о многих других увлекательно рассказывает Сергей Нечаев. Интересно узнать, откуда пошла история о Железной маске, интересно вместе с автором посчитать узников Бастилии, вычисляя Железную маску среди имеющихся кандидатов, интересно узнать, где Дюма услышал историю Миледи, и уж точно еще интереснее всё это читать, когда, благодаря «Приключениям романиста», понимаешь причины некоторых превращений персон и сюжетов. «Три мушкетера» никогда не были моей любимой книгой, но, каюсь, о французской истории того времени я судила в основном по нему, пожалуй, с такими обширными комментариями это уже не настолько рискованное дело.

Дельфина де Жирарден Парижские письма виконта де Лоне
Новое литературное обозрение, 2009


Фельетоны Дельфины де Жирарден не просто первые в своем роде, но и настолько легкие, остроумные и проницательные, что их читают до сих пор. Отдельной книгой их издают на русском впервые, но и до этого они могли попадаться интересующимся Парижем 19 века в сносках и примечаниях. История «Парижского вестника» в «подвале» газеты «Пресса» и история самой «Прессы», где печатались Дюма, Готье и другие знаменитые теперь авторы, сама по себе интересна и не зря приведена в предисловии. Можно сказать, редкий случай, когда действительно имеет смысл его читать. Примечания, кстати, тоже заслуживают всяческой похвалы.

Но вернемся к «колонке» Дельфины. Сперва она, конечно, привлекает подробностями быта, которые на разделяющем нас с автором расстоянии кажутся удивительными и забавными. Вчитавшись, начинаешь ценить язык и умение выхватить в балах, переездах, модах, манерах и происшествиях то, что открывает за этим частным портрет времени, а затем живые и сильные чувства патриотки за ним. Фельетоны о моде на тюрбаны и "не-балах" в пост могут развлечь, но по-настоящему покорили меня выпуски о конституционной монархии, водружении луксорского обелиска и въезде тела Наполеона в Париж.

В каждый портрет чужого времени мы всегда вглядываемся, как в зеркало, в поисках общего и различного, чтобы определить время собственное. Помощь в технике разгадывания отражений может оказать последняя в пасьянсе книга.

Сперва читаем у Дельфины:
...новый стол под названием "Железная дорога". Замысел в высшей степени остроумный; судите сами: по чайному столику проложены рельсы, по которым ездит маленький вагончик; хозяйка дома водружает чашку чая на эту железнодорожную подводу, легонько подталкивает ее, и чашка едет к вам. Если она приезжает пустой, вам еще повезло, куда хуже, если ее содержимое окажется у вас на коленях. Стол этот очень удобный и обладает одним ценным преимуществом: скупцы боятся его как огня. Они думают, что за возможность полюбоваться таким хитрым изделием с них потребуют деньги, и не осмеливаются на него смотреть: под этим предлогом вы легко отвадите их от своего дома...

И после этого самое время прочесть у Хобсбаума:
Ни одно изобретение промышленной революции не поражает воображения так, как железная дорога: свидетельством является тот факт, что это единственное достижение XIX в., продукт индустриализации, который стал поэтическим и фольклорным образом...

Причина заключалась, бесспорно, в том, что никакое другое изобретение не показывало обывателю силу и скорость нового времени столь отчетливо; изобретение произвело на всех наибольшее впечатление своей замечательной технической завершенностью даже на самых ранних железных дорогах. ... Железная дорога, толкающая свои тяжелые дымящиеся составы со скоростью ветра через страны и континенты, через дамбы и туннели, мосты и станции, составляла единое целое, после которого египетские пирамиды и римские акведуки и даже Великая Китайская стена утратили прежнее величие, была настоящим символом человеческого триумфа, достигнутого посредством технологии.


Эрик Хобсбаум Век революции. 1789 - 1848
Феникс 1999


В книгах Век революции 1789-1848 - Век капитала. 1848 - 1875 - Век империи. 1875 - 1914 Хобсбаум рассматривает, как мир стал таким, каким его получил 20 век. 2 революции из названия первой книги - это английская промышленная революция и Великая французская революция, изменившие представления о возможностях человека и о самом человеке.

Многие до сих пор представляют себе неделю как разворот школьного дневника - понедельник первый, воскресенье в уме. Столь же многие воспринимают и историю - как отдельные учебники, где история отечества как будто параллельна истории стран Европы, а те, в свою очередь, разделены между собой. Я страдаю и первым, и вторым недугом, поэтому высоко ценю книги, помогающие свести хотя бы уже имеющиеся данные в геометрическую фигуру вместо набора прямых. Трилогия Хобсбаума как раз из таких.

Что дальше? Дальше 1849 - год публикации Джейн Эйр, том "Век капитала" и, возможно, английский пасьянс.
Tags: книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments