?

Log in

No account? Create an account

Пост до | Пост после

non-fiction 12#12 - ноябрь

nonfiction11 (388x269, 166Kb)

Джереми Тейлор "Здоровье по Дарвину. Почему мы болеем и как это связано с эволюцией"
Если предположить, что тело - не идеальный однажды созданный механизм, в котором возникает сбой, а более сложная конструкция, где в результате эволюции чего только не накручено и с чем только не связано, получается очень интересная картина. В ней у стратегий выживания, хороших в одном отношении, есть побочные эффекты, а у вещей, которые вроде бы устроены нелепо, есть дополнительные полезные преимущества - узкие сосуды, например, или конструкция сетчатки, которую многие инженеры переделали бы (забавно, что сложность глаза с точки зрения креационистов и его непродуманность с точки зрения эволюционистов исправно служат обеим сторонам в спорах). То есть, эволюционная медицина рассматривает болезнь с точки зрения того, к чему эта штука прикручена, зачем появилась, как должна была работать и так далее. Чтобы не получить в результате взгляд свысока на "двуногих без перьев" автор добавляет истории конкретных людей, которые борются с болезнями. То, что выглядит теоретически как парадокс в чем-то полезной опции, разрушает жизни, опускает читателя на те же две ноги и напоминает ему о целях науки а)всё объяснить б)счастья всем (и пусть никто не уйдет обиженным), ну хотя бы здоровья.

Владимир Зисман "Путеводитель по оркестру и его задворкам"
Мне достоверно известно, что книга Стивена Фрая "Неполная, но окончательная история классической музыки" в свое время перевернула жизни минимум двух человек. С тех пор, как 2 книгоголика в 2007 (ох) году ее прочитали, так и началось всё это: оперы, филармония, фи-фи-а-с-Кауфманом-лучше и т.п. Вкратце книга про то, как жить в мире, где есть Моцарт и Гендель (подсказка: никак не использовать этот факт просто расточительно). Книга "Когда пора аплодировать" уже про то, как правильно слушать классическую музыку. Ну а "Путеводитель по оркестру и его задворкам" Владимира Зисмана - про то, как эта музыка исполняется, кем и почему. Буквально с процесса воспроизводства оркестровых музыкантов и до объяснения, чему пять лет учатся в консерватории люди, которые потом несколько раз за вечер звенят треугольником. Ну и как это их профдеформирует, конечно, как без этого. Так откровенно и цинично о своей профессии говорят только те, кто ею безнадежно поглощен. Интонации у симфонических баек мне очень напомнили медицинские и прокурорские в этом отношении. Так что вся эта гомерически смешная книга на самом деле, конечно, про любовь.


Проще всего, наверно, начать с дирижера, хотя бы потому, что больше половины собравшихся, включая и его самого, считают, что он здесь главный. Итак, в его руках оркестр. Слишком дорогостоящий инструмент, чтобы владеть им самому. Поэтому владельцы оркестра (филармония, муниципалитет, государство, попечительский совет) дают дирижеру на нем поиграть. И в редчайших случаях отдают в пожизненное пользование. Я припоминаю два таких случая: Герберт фон Караян с Берлинским филармоническим и Зубин Мета с Израильским. В СССР и в России другая история — тут крепостное право отменили позже, чем в других местах, поэтому в силу традиции оркестр отдают дирижеру насовсем. В комплекте со званием заслуженного или народного. Что тоже является феодальным пережитком.

Да, оркестр — дорогущая штука. Наверно, как орган. Только эти еще и есть все время хотят. И огрызаются к тому же. И мешают работать.

Взмах руки — и оркестр заиграл. Или нет. Но, как правило, да. Сигнал пошел от дирижера в оркестр. Какой сигнал и какого качества — зависит от дирижера. Но есть одна маленькая закономерность: чем больше дирижер работает на публику («работает на публику» — это не совсем то выражение, которое я имел в виду; подберите подходящее сами), тем меньше шансов у оркестра добраться до конца произведения без потерь. Если, конечно, все не выучено до полного остекленения. Но все равно, конечно, без гарантий.

Итак, между дирижером и искусством находится музыкант. Который, если взглянуть правде в глаза, собственно, и издает звуки. При этом он должен решить массу задач. Примем как данность для простоты модели, что это хороший музыкант. То есть подразумевается, что он может сыграть все и к тому же красивым звуком. Но он не один. Игра-то командная. Шестым, седьмым и десятым чувством он ощущает и обрабатывает контекст происходящего. Он должен мгновенно понять и решить, ловить ли вдохновенные флюиды маэстро или действовать по обстановке. Отреагировать на микроскопические изменения темпа. Раствориться в ансамбле и показать свои три ноты соло, причем так, чтобы они составили фразу. И передать ее следующему. Кинуть взгляд на блондинку в первом ряду партера. Точно вступить с флейтами и кларнетами. Попытаться подстроиться под группу альтов.

Между музыкантом и искусством помимо дирижера стоит инструмент. Он в порядке. Но, как опытный владелец «Жигулей», стоя в пробке, всегда готов к появлению пара из-под капота, так и духовик всегда готов к худшему: воде в клапане, неожиданно отвалившейся пробочке или крошке съеденной перед концертом булочки в трости. Или чему-нибудь новенькому.

Публика, наоборот, помогает. Успокаивает. Потому что ты знаешь: во-первых, чем пафоснее публика, тем меньше она понимает в музыке. В этом смысле дежурная фраза маэстро о том, что «у нас сегодня ответственное выступление», чисто профессионально понимается с точностью до наоборот (это не повод играть хуже, а просто подсознательная оценка происходящего). Во-вторых, публика своим присутствием акустически глушит звук в зале, а значит, в piano можно играть громче, что легче. В-третьих, она аплодирует. По крайней мере в опере. Она аплодирует не мне, но под ее аплодисменты часто можно спрятать трудный конец фразы или неудобную ноту. И вообще, она сюда не из-за меня пришла, а посмотреть на дирижера и литавриста, если это симфонический концерт, потому что это самые зрелищные элементы представления. А в опере — на Снегурочку, если это «Снегурочка», и на Кармен, если это «Кармен». В крайнем случае на Чио-Чио-сан, если это «Мадам Баттерфляй».

Но иногда, очень редко, и чаще всего на симфонических концертах, происходит именно то, ради чего все это действо и затевалось, — объединение душ композитора, дирижера, оркестра и публики. И концерт выходит за пределы решения технологических проблем, хихиканий или чертыханий по разным поводам, посматривания на часы, покашливаний публики в самых тихих местах и одиночных аплодисментов между частями. И превращается в настоящую литургию, в то чудо, которое, в сущности, и является целью, ради которой в одном месте собралось более тысячи человек.


Продлить удовольствие послечтения можно в жж автора.

Записи из этого журнала по тегу «non-fiction 12#12»

  • non-fiction 12#12 - октябрь

    Пол Картледж "История Древней Греции в 11 городах" Хотя я и написала про кору в Эрмитаже всего абзац, но до сих пор под сильным впечатлением от…

  • non-fiction 12#12 - сентябрь

    Владимир Динец "Песни драконов. Любовь и приключения в мире крокодилов и прочих динозавровых родственников" Эта книга о брачном поведении…

  • non-fiction 12#12 - июль

    Это был месяц встречи со старыми друзьями :) Игорь Акимушкин "Следы неведомых зверей" В детской библиотеке на даче был просто роскошный раздел…

Comments

( 2 комментария — Комментировать )
kii_chan
7 янв, 2017 14:30 (UTC)
ухты, всегда было интересно, что написано в нотах у людей с треугольников. *записала в список*
ты, кстати, совершенно случайно не смотрела Mozart in the Jungle?
ulsa
7 янв, 2017 15:28 (UTC)

Я его уже давно планирую посмотреть, но пока просто никакие сериалы не идут. Хочется или делать что-то полезное или спать, перед ноутом совершенно не сидится.

( 2 комментария — Комментировать )

Темы

О чем это мы тут?

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow