?

Log in

No account? Create an account

Пост до | Пост после

Штрихи к потрету города

За "Автобиографические записки" Анны Петровны Остроумовой-Лебедевой я взялась, прочитав пост с цитатами из главы "Ленинград в Блокаде" у haez. Взялась, конечно, именно ради деталей, которые всегда сочнее у очевидцев.

Мне показалось, что именно как документ эпохи это чтение не лучшее из возможных. Не только потому, что из записок, законченных как книга в 1944 году, стерты многие неуместные тогда события и фигуры. Например, довольно рано и без следа исчезает Зинаида Серебрякова, тают в эмиграции Бенуа и Лансере. "Записки" вообще писались не для истории, разве что для историков искусства (и чего уж там, биографов Остроумовой-Лебедевой). В одной из блокадных глав говорится, дескать, приходили люди, рассказывали страшное, это люди правдивые, я им верю, но касаться этого не хочу. Поэтому про советский каучук, которым занимался ее муж, будет, а про трудное, неприятное, вызывающие сомнения, не будет. Это как раз и есть самое интересное в "Записках". Художница с юности отличалась хрупкостью здоровья и все свои небольшие силы вложила в искусство. Ну и, пожалуй, в брак. Веку, его людям и событиям досталось в лучшем случае вежливое внимание. Так что в "Записках" нет ни серьезных огорчений, ни бурной радости, не связанных с живописью и графикой. Нет в "парижском" отрывке о жизни на Мон-Парнасе ничего более увлекательного, чем обучение у знаменитого Уистлера, который ставил русской барышне технику. Нет во всей книге более волнующего сюжета, чем разрешение сомнений, может ли автор заниматься искусством всерьез, и вызывающего больший подъем, чем момент осознания гравюры как лучшего для нее средства самовыражения. В итальянской поездке, где кузен-химик, сделал ей предложение, романтическим переживаниям выделена пара страниц (первый и последний раз до момента, когда автор возьмется лепить его посмертный бюст). Зато заметки об итальянских виллах и руинах переданы очень подробно. Это были, конечно, не лирические отступления, а описания, которые, весьма вероятно, помогли художнице перенести увиденное с этюдов на граверную доску. Пейзажи без людей - какими я впервые увидела работы Остроумовой-Лебедевой, такими оказались и ее воспоминания.



Целеустремленное самоограничение и тщательный отбор именно тех впечатлений, которые станут рабочим материалом, для меня и есть самое интересное в книге. Люди, которых ведет их талант, которые точно знают, что должны сделать, и не растрачивают себя на остальное, меня удивляют. Мы разной крови. Мне любопытно всё сразу... и, боюсь, ничего достаточно глубоко.

Comments

( 1 комментарий — Комментировать )
kii_chan
21 ноя, 2011 22:05 (UTC)
вот именно эта картина - идеальное отражение Петербурга из моей головы, такая первая визуальная ассоциация с городом. или почти идеальная: еще бы чуть-чуть проводов в небо.
( 1 комментарий — Комментировать )

Темы

О чем это мы тут?

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow